de68495b

Келер Владимир Романович - Алиса В Антимире



Владимир Романович Келер
Алиса в антимире
Эту маленькую шутливую сказку я сочинил как-то с серьезными намерениями.
Меня попросили рассказать о последних физических идеях ребятам, очень далеким
от них. Задача была явно невыполнимой, и я решил при-
думать какую-нибудь форму, чтобы рассказать хотя бы только о существовании
новых понятий в физике, не раскрывая их сути: антимир, аннигиляция,
обратимость времени и так далее.
Важно было, чтобы эти понятия не выветрились мгновенно из сознания. Надо
было чем-то возбудить воображение моих слушателей, поразить его. Намекнуть на
удивительные загадки современной физики.
Вот я и воспользовался сюжетом своей любимой сказки "Алиса в Зазеркалье"
английского писателя Льюиса Кэррола. Тем более что антимир, существование
которого предсказывается современной физикой, как раз в некотором смысле
является Зазеркальем окружающего нас обычного мира.
Я рассуждал так: "Если воображение ребят будет поражено, они уже не
успокоятся: найдут статьи и книжки, из которых постепенно узнают о том, чем
живет современная физика и чего нельзя ребятам объяснить за сорок пять минут".
Короче говоря, я написал сказку специально для раздумий.
Было совершенно ясно: во всем виноват белый котенок. Черный в течение
последних десяти минут был занят: старая кошка умывала ему мордочку, и, надо
сказать, он вел себя при этом довольно хорошо: сидел и поглядывал на своего
братца.
Так что, сами видите: черный котенок не мог участвовать в этом
преступлении.
Алиса, свернувшись калачиком, полудремала в большом кресле, а белый
котенок гонял по полу клубок шерсти, который забыла бабушка.
"Надо прекратить это возмутительное безобразие", - подумала Алиса, но
вслух не произнесла ни слова: так хорошо было сидеть, ощущая со всех сторон
нежную тесноту кресла. И совсем не хотелось раскрывать рта. Во-первых, это
потребовало бы огромного усилия, во-вторых, разрушило бы очарование уюта. И,
внутренне вся кипя от гнева, Алиса тем не менее не делала ничего, чтобы
пресечь отвратительную выходку белого котенка.
"Сейчас же оставь клубок в покое!" - вне себя воскликнула Алиса.
Но так как это было произнесено молча и ни один звук или жест не выразил
этих слов внешне, белый котенок продолжал катать клубок шерсти, как ему этого
хотелось. И только разве слепой мог бы не заметить, что клубок постепенно
разматывался и грозил вскорости превратиться в бесформенные петли путаной
шерсти.
Когда же от большого клубка остался комочек величиной со сливу, котенок
так ловко поддал его лапой сбоку, что тот стремительно полетел к огромному
зеркалу, украшавшему стену комнаты как раз напротив Алисы.
"Ну, это уж слишком! - воскликнула Алиса (молча). - Это способно вывести
из терпения каменную статую. На этот раз тебе не отвертеться от наказания. Вот
сейчас же спрыгну и задам тебе так, что ты навсегда запомнишь, что значит не
слушаться старших".
Алиса напрягла все силы, рванула себя (мысленно, конечно) за косички, еще
раз натужилась и - спрыгнула...
БЫ, если бы не одно небольшое, но довольно странное обстоятельство,
несколько отсрочившее выполнение этого намерения. Дело в том, что как раз в ту
самую секунду, когда Алиса уже почти, можно сказать, спрыгнула, ее внимание
было отвлечено другим - отраженным в зеркале - белым котенком.
Вы скажете, что тут особенного - в отражении котенка? И будете правы. Но
лишь до известной степени. Алиса тоже сначала так и думала: "Что тут
особенного"? Каждый котенок имеет свое изображение в зеркале, и



Назад