de68495b

Кашин Владимир Леонидович - Следы На Воде (Справедливость - Мое Ремесло - 6)



Владимир Леонидович КАШИН
СЛЕДЫ НА ВОДЕ
Роман
("Справедливость - мое ремесло" - 6)
Перевод с украинского автора
Украинский писатель Владимир Кашин хорошо известен широкому
кругу читателей. В 1982 году в издательстве "Советский писатель"
вышла первая его книга "Справедливость - мое ремесло", рассказывающая
о работе сотрудников уголовного розыска. Во второй книге также
повествуется о мужественных работниках милиции и прокуратуры, стоящих
на страже социалистической собственности, об их нелегком, опасном
труде. Центральным героем всех романов является инспектор уголовного
розыска Дмитрий Коваль.
________________________________________________________________
ОГЛАВЛЕНИЕ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
Вместо эпилога
________________________________________________________________
1
Ветер не стихал, волны на мелководном лимане, короткие и частые,
набегали и бились о лодку Юрася. Как бывает на юге, быстро потемнело,
низкие тучи почернели и почти слились с черной водой. Хлынул дождь.
Юрась Комышан никак не мог пристать на своей "казанке" к берегу.
Волны то подхватывали лодку, то отбрасывали ее назад.
Улучив момент, Юрась прыгнул в воду и успел подтолкнуть лодку,
которую волна снова пыталась утащить в лиман. Он барахтался в прибое, пока
его не подхватила новая волна и не вынесла к берегу. Забежав вперед,
парень вытащил лодку на песок и быстро захлестнул цепь вокруг вкопанной
стальной рейки.
Но волны все равно мотали лодку, которая повернулась и стала биться
бортом о берег. Юрась отцепил "казанку" от рейки и, проваливаясь каблуками
в мокрую гальку и спотыкаясь, медленно поволок лодку дальше, куда не
доставали волны.
Брезентовая роба с капюшоном намокла, стала тяжелой и холодной,
резиновые сапоги, полные воды, скользили по камешкам. Наконец Юрась
повалился на землю и, тяжело переводя дух, привязал лодку за вкопанный под
бугром столбик.
"Казанка" была спасена. Буря не унималась и бушевала еще сильней. Со
склона, под которым находились причал и кладовая рыбколхоза, а также пост
рыбинспекции и прижалось несколько мазанок, уже бежали ручьи, которые
несли в залив размытую глину и всякий мусор.
Стало совсем темно. Сквозь дождь не пробивался свет фонаря. Юрась
стащил с ног тяжелые рыбацкие сапоги, вылил из них воду, снова натянул, с
трудом поднялся и с алюминиевым, веслом и удочками в руках, еле угадывая в
коротких вспышках молнии след извилистой тропинки, начал лезть наверх.
Глиняный обрыв над заливом размяк. Можно было добраться и в обход по
мощеной дороге, что вела мимо кладовой рыбколхоза в центр Лиманского, к
его величественному мемориалу погибшим воинам, к конторе совхоза
"Прибрежный" и к уютной двухэтажной гостинице. Именно сюда, к улочке, на
которой жил Юрась Комышан, вились крутые козьи стежки. Ими пользовались
все, кто спешил с верхней части села к заливу или от него, и жившие летом
в гостинице приезжие, которые не могли побороть соблазна искупаться в
голубом лимане. Это в хорошую погоду. Однако во время дождей глинистые
склоны становились очень опасными. Но Юрасю ли было бояться родных тропок,
на которых он вырос и на которые сызмала взбирался в любую погоду!
Сейчас он мечтал - поскорей оказаться в хате и сбросить с себя
тяжелую мокрую одежду. Поскальзываясь, Юрась хотя и медленно, но упрямо
карабкался дальше. Несколько раз пришлось становиться на четвереньки,
чтобы удержаться на крутом склоне.
Подбираясь к краю обрыва, над которым в



Назад