de68495b

Кашин Владимир Леонидович - Чужое Оружие (Справедливость - Мое Ремесло - 4)



Владимир Леонидович КАШИН
ЧУЖОЕ ОРУЖИЕ
Роман
("Справедливость - мое ремесло" - 4)
Перевод с украинского автора
Украинский писатель Владимир Кашин хорошо известен широкому
кругу читателей. В 1982 году в издательстве "Советский писатель"
вышла первая его книга "Справедливость - мое ремесло", рассказывающая
о работе сотрудников уголовного розыска. Во второй книге также
повествуется о мужественных работниках милиции и прокуратуры, стоящих
на страже социалистической собственности, об их нелегком, опасном
труде. Центральным героем всех романов является инспектор уголовного
розыска Дмитрий Коваль.
________________________________________________________________
ОГЛАВЛЕНИЕ:
Интродукция
Глава первая. ( I II III IV V VI )
Глава вторая. ( I II III IV V VI VII )
Глава третья. ( I II III IV V )
Глава четвертая. ( I II III IV V VI )
Глава пятая. ( I II III IV V )
Глава шестая. ( I II III IV V VI VII VIII )
Вместо эпилога
________________________________________________________________
ИНТРОДУКЦИЯ
...Еще недавно Мария не выдержала бы такого удара. Но после вчерашней
ночи в душе ее все потускнело и потеряло значение. Она словно вкопанная
застыла посреди двора.
- Пришел наш час, - долетел сквозь распахнутое окно возбужденный
голос продавщицы сельмага Кульбачки. - Помнишь, говорил: вот скоро, Ганя,
перестанем таиться, пойдем рядом, открыто перед всем миром, как люди...
Теперь оно пришло, наше время...
- Не сразу же сегодня... - буркнул немолодой, сидевший в хате за
столом лысый мужчина, его тень по-медвежьи наползала на стену.
- Терпение мое кончилось, Петро... Ты говорил - терпи. Я терпела. Ты
сказал - жди. Я ждала. Жила с нелюбимым; все утешалась: заживем с тобой
по-людски. И в ларьке ради тебя сидела - мне от этих пьяниц душу воротит.
Уже год, как Сергея похоронила, царство ему небесное, - невысокая
худенькая женщина широко перекрестилась, - может, и пожил бы еще... А у
нас с тобой все тайком да по-воровски, не родные и не чужие, а так -
случайные знакомые...
- Мы с тобой брат и сестра во Христе, - тихо сказал мужчина. - Нам
ссориться нельзя, сестра Ганя. Не божье это дело. Подожди немного,
любимая. Рано еще перед людьми открываться... Да и дела у меня...
- Знаю я их. Мария - вот твои дела. Думаешь, не вижу, не понимаю?
Задурил Маруське голову. Хватит, по горло сыта! - с угрозой выпалила
Ганна. - Ой, Петро! Смотри! Беда будет вам обоим...
Высокий, костлявый Петро Лагута поднялся, тень его сразу выросла,
стала тоньше.
- Не дури, Ганя, - сказал сердито. - Не люблю я этого. И непослушания
не прощаю.
- Может, убьешь? - простонала Кульбачка. - Чтобы на дороге вашей не
стояла... Это ты умеешь. Пойду и людям все открою... Все расскажу...
- Не расскажешь, - уверенно ответил Лагута, тень его грозно качнулась
на стене и потолке.
- Убивай, ирод! - Ганна грохнулась на колени, запрокинула назад
голову. - Бери мою душу! На!..
Мария притаилась за окном, впилась глазами в освещенное лампой лицо
Лагуты. Никогда не видела она его таким страшным.
- Встань! - коротко приказал он Ганне. - И терпи. Как господь
велел... Мария - овца блудная. Господь не слышит ее молитв, и мне она,
калека, не нужна... Я тебя люблю, Ганя. За глаза твои светлые, за руки
ласковые, за тело горячее, за веру и силу твою духовную...
Голос Лагуты стал нежным. Он приблизился к Ганне и, обняв, поднял ее
с пола.
- Не в Марии дело... Мне Иван ее нужен был... А она только о ребенке
думала и бога молила... Прошлой же ночью пошла на блуд с б



Назад