de68495b

Качанова Наталья - Темный Карнавал, Или Конец Начальной Поры



Наталья Качанова
ТЕМНЫЙ КАРНАВАЛ, ИЛИ КОНЕЦ НАЧАЛЬНОЙ ПОРЫ
Биография Брэдбери подробно излагалась в различных изданиях его
произведений, поэтому вряд ли есть смысл еще раз ее пересказывать.
Жизненный путь писателя в этом случае интересен не сам по себе, а в первую
очередь в связи с яркой автобиографичностью многих его рассказов.
Автобиографичностью не в сюжетах, а в переживаниях, воспоминаниях,
событиях, увиденных когда-то и запечатлевшихся на всю жизнь. Особенно это
касается рассказов о детстве и детях. Самый известный пример - повесть
"Вино из одуванчиков"; она воспринимается как дневник двенадцатилетнего
мальчика, с его особым видением мира, с какими-то мелочами, которые только
ребенок и заметит, а взрослый пройдет мимо. И со множеством деталей,
присущих именно лету 1928 года в маленьком городке на Среднем Западе.
Брэдбери вообще очень интересует детство, чаще всего - один его
период, своего рода граница. Многим героям Брэдбери 12, 13, 14 лет -
возраст, когда ребенок вступает во взрослую жизнь. Иногда он только
соприкасается с ней, а иногда взрослеет очень быстро, как герои романа
"Что-то страшное грядет", которые "в ту октябрьскую неделю... вдруг
повзрослели и потом уже никогда не были такими юными...".
Действие романа "Что-то страшное грядет", как и действие "Вина из
одуванчиков", происходит в Грин-Тауне, штат Иллинойс. Хотелось написать: "в
том же Грин-Тауне", но это не тот же город. Тот Грин-Таун остался в 1928-м,
еще до Великой депрессии и всего прочего, а этот - старше на тридцать с
лишним лет, со всеми вытекающими последствиями (роман написан в 1962 году).
А кроме того, Грин-Таун у Брэдбери прочно связан с героями книги, с теми,
кто в нем живет и, самое главное, чьими глазами мы его видим. Грин-Таун из
"Вина из одуванчиков" - часть мира главного героя, Дугласа Сполдинга, и мы
смотрим на город именно его глазами, глазами ребенка. В "Чем-то страшном"
герои чуть старше, им почти по четырнадцать - они вплотную приблизились к
той самой границе.
А на границе их ждал Луна-парк. Скорее всего, в Грин-Таун 1928-го он
не заглядывал; во всяком случае Дуглас Сполдинг в такие луна-парки не
попадал. Зато эта "удача" улыбнулась Вилли Хэлоуэю и Джиму Найтшейду.
Есть разные переводы строфы из "Макбета", из которой Брэдбери взял
название для своей книги. Например: "Колет пальцы. / Так всегда Надвигается
беда". Или: "Кровь застыла, пальцы - лед, / Что-то страшное грядет". Или
даже так: "Пальцы чешутся - к чему бы? К приближенью душегуба".
В "Вине из одуванчиков" самое "страшное" был Душегуб. Но Душегуб был
страшным по-другому - как сказка, которую дети, замирая, тем не менее
требуют снова и снова. И когда эта сказка вдруг обрывается, выдумывают
новую, потому что как же без страшных сказок на ночь? Целое лето полетело
бы вверх тормашками, как сказали бы грин-таунские мальчишки.
Луна-парк - это нечто совсем другое. Он не может оставаться, как
Душегуб, полусказочной фигурой, потому что непосредственно касается
героев-подростков. Потому что он пришел по их душу.
Луна-парк в романе - нечто целостное, единое, даже живое. Если
захотим, мы сможем представить себе его облик, "внешность", его характер.
Он и воспринимается Вилли и Джимом как отдельное живое существо, а
действующие "от его имени" служащие Луна-парка - его шестеренки,
передаточные механизмы.
Луна-парк приходит извне, он не рождается в самом городе. Возможно,
для большинства из нас, не слишком знакомых с обычаями и традициями
провинциальных а



Назад