de68495b

Катуков Михаил Ефимович - На Острие Главного Удара



Катуков Михаил Ефимович
На острие главного удара
Литературная запись В. И. Титова
Аннотация издательства: Осень 1941 года. Вражеские танки рвутся к Москве.
Но в решающий момент в числе других соединений им преграждает путь 4-я
танковая бригада. Её люди, проявляя чудеса храбрости, не только выстояли под
натиском превосходящих сил противника, но и нанесли ему большой урон. Здесь,
под Москвой, и зародилась советская танковая гвардия: 4-я бригада была
переименована в 1-ю гвардейскую. Неувядаемой славой покрыли себя
гвардейцы-танкисты в боях на Курской дуге, на землях Украины и Польши, при
форсировании Днестра, Вислы, Одера, на берегах Балтики, при штурме Берлина. О
бойцах, командирах и политработниках 1-й гвардейской танковой бригады, а затем
1-й гвардейской танковой армии, о том, как мужала и крепла в боях наша
танковая гвардия, рассказывается в этой книге.
Содержание
Глава первая. Трудный урок
Глава вторая. Бригада идет в бой
Глава третья. Самый длинный день
Глава четвертая. На новые рубежи
Глава пятая. Удар по выступу
Глава шестая. Ни шагу назад!
Глава седьмая. Вперед, только вперед!
Глава восьмая. И с фланга и с тыла
Глава девятая. На двух фронтах
Глава десятая. Еще одна задача
Глава одиннадцатая. Рождение армии
Глава двенадцатая. А выстояв - победили
Глава тринадцатая. Открылась дорога на Днепр
Глава четырнадцатая. С плацдарма - в прорыв
Глава пятнадцатая. Там, где начинали войну
Глава шестнадцатая. Армия пробивает брешь
Глава семнадцатая. У старых границ рейха
Глава восемнадцатая. Бутылка морской воды
Глава девятнадцатая. И грянул залп победы
Примечания
Глава первая. Трудный урок
После тяжелых почти двухмесячных боев выдалось пять суток затишья. Пять
дней мы приводили себя в порядок: ремонтировали покалеченные орудия и машины,
подвозили из тыла боеприпасы, запасались продовольствием, чинили
обмундирование и обувь. За эти пять суток удалось отоспаться.
Как всякий поворотный день в жизни, 18 августа 1941 года запомнилось мне
со всеми подробностями.
Вот уже несколько дней сильно поредевшие части дивизии удерживали высоты в
районе Малина. Дрались мы отчаянно, иногда контратаковали и вот теперь
вынудили гитлеровцев перейти даже к обороне.
На смену ливневым дождям в Полесье пришла жара. В бледно-голубом небе - ни
облачка. Ветерок гонит волны по безбрежным просторам колосящейся пшеницы.
Гнутся ветви яблонь под тяжестью богатого урожая. По утрам сверкает на траве
обильная роса, но взойдет солнце и опять сушь, опять небо по-прежнему дышит
зноем. И в этом бездонном, высоком небе хорошо видны серебряные крестики
самолетов-корректировщиков, слышен их надсадный гул.
Согнувшись, мы пробираемся с подполковником П. В. Перерва по ходу
сообщения на наблюдательный пункт. Наверное, кто-то из нас неосторожно высунул
голову из-за бруствера - тотчас же тишину прорезала пулеметная очередь и
несколько раз тявкнула малокалиберная пушка. Дрогнула земля, и тонкими
струйками посыпался песок со стенок хода сообщения. Противник держал наше
позиции под неусыпным наблюдением.
Пробравшись наконец на НП и рассматривая передний край обороны противника,
мы пытались разгадать его замысел.
Из донесений нашей разведки мы знали, что против нас действуют части 40,
42 и 44-й пехотных дивизий противника. Кроме того, гитлеровское командование
перебрасывало в этот район 98-ю и 99-ю пехотные дивизии. Ясно, что пауза,
предоставленная нам, нужна была врагу для перегруппировки сил и подтягивания
резервов. Нужно ждать удар



Назад