de68495b

Катлас Эдуард - Девятая Крепость



sf_fantasy Эдуард Катлас Девятая Крепость Акренор. Затерянное королевство фронтира. Королевство-анклав, окруженное врагами со всех сторон.

Отряд, созданный наследным принцем, попадает в самый центр событий, влияющих на судьбу королевства и выживание людей. Туда, где честь — не просто слово. Туда, где война — обыденность, а мир — только мечта.
ru ru Black Jack FB Tools 2005-12-27 D4A86205-9978-4AB5-81EB-C36A9F26D48C 1.1
Катлас Э. Девятая Крепость: Фантастический роман АРМАДА: «Издательство Альфа-книга» М. 2005 5-93556-559-5 "Так мы созданы, те двое из нас, которые еще остались. Большие грязные полотенца, колышущиеся в небе. И не бойтесь, — человек рядом с вами, — наш друг.
— Но третий не был ни моим другом, ни другом всего человечества, — сказал Максвелл. — Он продал нас.
— И все-таки ты сидел с ним, когда остальные не захотели прийти.
— Да. Это долг, который следует отдавать даже злейшему врагу.
— Значит, — сказал баньши, — ты способен что-то понять".
Клиффорд Саймак. Заповедник ГоблиновПролог
Стены помнили. Память — это все, что оставалось у обвалившихся руин, зараставших травой. Забвение — для живых, мертвые же стены не забывали.

Обваливаясь, проигрывая в битве с травой камень за камнем, они продолжали помнить.
Стенам была оставлена только память, и ничего больше. Память о каждом человеке из тысяч, погребенных под ними. Память о каждом ржавом мече, который лежал под слоем земли. Стены помнили эти мечи молодыми, остро отточенными и смертоносными.

Они помнили кровь на этих мечах, помнили, как эти мечи сжимали живые руки. Помнили, как эти же руки, но уже холодные, по-прежнему сжимали оружие, как будто продолжая незримый бой по ту сторону вечности. Помнили, как железо превращалось в ржавчину, а живая плоть в забытый всеми прах.
Стены, снесенные до основания, не грустили о времени, когда они гордо возвышались над лесом, когда вокруг них жили, воевали и умирали. Грусть — для живых. Стенам было разрешено только помнить. Помнить о колдовстве, вырывающем души из сотен тел и крушащем здания и башни.

Помнить о храбрости, с которой умирали их защитники. Помнить ярость битвы и крики умирающих. Помнить каждую мысль и каждый вздох тех, кто ушел.
Стены не надеялись отдать свою память потомкам. Надежда — для живых. Стены могли только хранить память.

Хранить память даже о том, о чем не мог помнить никто, кроме них.
Стены не желали менять предначертанное. Желание — для живых. Они равнодушно сдавались в поединке со временем, уходя из реальности.

Трава забвения, хладнокровный воин вечности, неумолимо побеждала руины, которые уже некому было защищать.
Стены стояли, как символ двух извечных врагов. Памяти и забвения.
Часть первая. Сигнал Сбора
Весна была ранняя. Ручьи журчали на посеревших холмах, понемногу смывая почву с тех мест, где через сотни лет будут пролегать глубокие овраги. Из уставшей под снегом земли там и здесь пробивалась зелень, готовая к новому витку борьбы выживание.
Крепость стояла на одном из холмов. Она была небольшая, но высоты ее стен всегда оказывалось достаточно для отражения набегов диких кочевых племен, не обладающих навыками длительной изнуряющей осады и умением создавать осадные орудия. Да и холм был высокий, у большинства кочевников охота воевать пропадала сразу после того, как они достигали вершины.
Если бы вся служба заключалась только в периодических выходах на стены крепости и торжественном рассматривании окрестностей, то это было бы самое спокойное место для службы регулярных королевских пехотинцев. — Думал молодой воин, не



Назад