de68495b

Катерли Нина - Зелье



Нина Катерли
Зелье
1
В большой полынье справа от моста с достоинством плавали дикие утки. Со
знанием дела они вылавливали из воды хлеб, который поступал туда в
изрядном количестве с набережной, где собралась толпа. По краям полыньи
мрачно сидели грязные голуби. На той стороне, над деревьями Летнего сада,
висел самолет. Двухплоскостной, допотопный, он почти не двигался и
выглядел нелепо. Не вполне обыкновенным можно было считать этот
неподвижный самолет, и присутствие в центре города диких уток, и, пожалуй,
румяную старуху в тренировочных штанах и ослепительно оранжевой куртке,
лихо съезжающую с моста на гоночном велосипеде, и себя самого,
слоняющегося в рабочее время по улицам. Все было странно, неправильно,
сулило какие-то события. Что-то, казалось Мокшину, сегодня обязательно
должно произойти. Может быть - начаться. Или, напротив, кончиться. Или
просто повернуть в самом неожиданном, невозможном направлении.
Такие предчувствия уже бывали у него раньше и почти никогда не
обманывали. Воскресным летним утром десять лет назад он неизвестно с чего
вдруг ощутил необходимость встать ни свет ни заря и выйти из дому. А
выйдя, устремиться не куда-нибудь, а на Московский вокзал, где радио
играло "Гимн великому городу" и на трех языках сообщало о прибытии
московского экспресса.
Стоя в то утро у входа на платформу, Мокшин с одобрением наблюдал, как
подкатила "Стрела" и как, обходя носильщиков с их тележками, по перрону
неторопливо и надменно проследовали солидные мужчины в элегантных костюмах
и с большими портфелями. Однако "Стрела" здесь оказалась ни при чем: в
мятой толпе, вывалившейся из прибывшего на крайний путь довольно
замурзанного поезда, Мокшин увидел незнакомую женщину. А увидев, не
раздумывая, подошел к ней. И эта женщина была Варвара.
Миновав мост, Мокшин двигался теперь по набережной Фонтанки. Справа от
него все еще по колено вязнул в снегу Летний сад, впереди вставало здание
Инженерного замка, и, как всегда, казалось, будто оно освещено закатным
солнцем, хотя солнца не было и в помине.
Ощущение надвигающихся событий, заставившее Олега Николаевича Мокшина
внезапно покинуть свое рабочее место и при этом солгать, да, да, наврать
подчиненным, что он должен немедленно посетить патентную библиотеку,
находящуюся в Инженерном замке, это тревожное, но и праздничное ощущение
нахлынуло с новой остротой. Он прибавил шагу и миновал Инженерный замок.
По Фонтанке медленно двигались шершавые льдины, похожие на куски асфальта.
На одной из льдин лежал веник, чуть поодаль - черная кожаная перчатка.
Рядом аккуратно стояла бутылка из-под вермута.
Выйдя на Литейный, Мокшин увидел довольно странного типа в совершенно
мокрой, хотя дождя не было, фетровой шляпе с обвисшими полями. Разглядеть
его лицо оказалось невозможным - торчал только сизый объемистый нос, все
остальное было скрыто: лоб - полями упомянутой шляпы, надвинутой на глаза,
а подбородок и рот - грязным свалявшимся шарфом. Человек стоял в
безразличной позе, развязно прислонясь к стене дома неподалеку от
букинистического магазина. Когда Мокшин с ним поравнялся, он, не проронив
ни слова, шагнул наперерез, отвернул обтрепанную полу длиннющего пальто, и
Олег Николаевич увидел обложку и заголовок: "Какъ воспитать въ себе силу
духа".
2
Предчувствие и на этот раз не обмануло Мокшина: поздно ночью он чуть не
попал под трамвай.
Возвращаясь в третьем часу от Варвары, он пересекал совершенно пустой
Литейный, и тут из-за угла, от цирка, вылетел этот трамв



Назад