de68495b

Катерли Нина - Волшебная Лампа



Нина Катерли
Волшебная лампа
Когда инженер Иванов обнаружил у себя на антресолях эту лампу, он,
конечно, и в мыслях не имел, что она сыграет такую роль в его дальнейшей
жизни, иначе без промедления вынес бы ее на помойку или, в худшем случае,
оставил продолжать пылиться среди хлама.
Увы! Ни первого, ни второго не сделал горемыка Иванов, а напротив,
вытащил лампу из груды старья и обтер с нее пыль.
Как хорошо и спокойно живется тому, кто переехал в наш город издалека,
из какой-нибудь буколической сельской местности, где кругом ручейки да
пригорки! Простившись с пригорками, он вселяется в новую квартиру, и
сравниться с ним по везению могут, пожалуй, только здешние уроженцы, чей
дом обветшал и поставлен на капитальный ремонт, а жильцы, погрузив свои
вещи в фургон "Трансагентства", едут продолжать жизнь в только что
отстроенном современном доме где-нибудь в Веселом поселке или там, где
Теплый Стан переходит в Ясенево, одним словом - севернее Муринского Ручья.
Это далеко, зато со всеми удобствами, но речь не об удобствах, а о хламе.
Хлам, как правило, накапливается в каждой семье, прожившей на одном месте
столько лет, что дедушка, прадедушка и прапрабабушка здесь родились,
выросли, жили и умерли, а ведь каждый из них, в силу отсутствия телефона и
телевидения, приобрел за свою жизнь громадное количество писем,
фотографий, книг, дневников, шляп, засушенных подвенечных цветов, и вот,
поглядите: даже лампу с кружевным абажуром, похожим на паука, - ровесницу
электрического освещения. Выбросить это добро рука не поднимается и не
поднимается, и только тогда, дрогнув, поднимется, когда толкнет ее
непреклонная необходимость в виде двух новеньких сугубо смежных комнат со
встроенными шкафами, расположенными очень удобно и рационально и дающими
весьма высокий технико-экономический эффект, если иметь в виду все что
угодно, кроме хранения бесполезных (и вредных: у ребенка аллергия!)
остатков прежней, так сказать, роскоши. "Кто старое помянет, тому глаз
вон!" - вот девиз этих сверкающих квартир, но Иванов-то, Иванов наш, к
несчастью, жил в старой, даже, можно сказать, старинной квартире на
редкость кряжистого дома, о котором и думать смешно, что ему когда-нибудь
может понадобиться ремонт.
Итак, Иванов достал с антресолей лампу, в древности принадлежавшую
кому-то из предков. Он задумал поставить ее на журнальный столик, так как
был человеком современным и не чуждым моде, а, согласно ей, считается
очень красивым выставлять на видные места ископаемые вещи, извлеченные из
сундуков и кладовок или даже купленные, причем иногда за такие деньги, что
рухлядь при этом автоматически приобретает ученое звание "антиквариат".
Ввинтив в патрон стосвечовую лампочку, Иванов тут же включил штепсель в
розетку и был поражен. Конечно, он не понял, что лампа волшебная, сперва
подумал: "Ах, черт возьми, какой же сегодня отличный день. И вообще..." А
может быть, и не это он вовсе подумал, а просто взглянул в окно, был
восхищен великолепной погодой и теми соображениями, что завтра погода
непременно станет еще лучше. А потом он посмотрел в зеркало и увидел свое
симпатичное, умное и благообразное лицо.
А потом ни с того ни с сего вспомнил один анекдот и громко захохотал,
после чего не очень громко, но отчетливо запел популярную песню "К нам
любовь пришла нежданно". Тут как раз пришла его тетка.
Эта тетка, вполне безобидная с виду старушка, жила в убеждении, что
является утонченной пожилой дамой с прошлым. Войдя в комнату и негодующе



Назад