de68495b

Катерли Нина - Сорокопуд



Нина Катерли
Сорокопуд
Это произошло двадцать четвертого апреля в восемь часов утра на станции
метро "Невский проспект", и никто ничего не заметил. Странно: час пик,
скопление людей, а ни один бровью не повел - как бежали по перрону, так и
продолжали двигаться дальше, как толкались, вломясь в вагон, так, даже и
после всего, что случилось, не замерли, не опустили растопыренных локтей,
не прекратили трамбовать друг друга или просверливаться, нет. А между тем
дверь головного вагона электропоезда только что у всех на глазах разделила
человека надвое, и вот, обратите внимание, одна половина, припав к стеклу,
растерянно уплывает вместе с вагоном, другая же оторопело застыла, глядя
ей вслед.
С утра все было вполне обычно, если иметь в виду обычность в простом,
житейском смысле, потому что, конечно, в глубине своей это был отнюдь не
обыкновенный рядовой день, - это был Первый день после того, что со мной
случилось. И вопреки пословице, что "с бедой только ночь переспать",
ощущение беды утром стало еще острее, острым, как опасная бритва.
Итак, это не был обычный день, однако небо и пальцем не пошевелило,
чтобы рухнуть на землю, земля, в свою очередь, ни капельки не разверзлась,
а неподвижная ночь, как это ни удивительно, все-таки кончилась.
"Ввиду отсутствия достаточной взаимности". Коротко и ясно. И вот я иду
своим постоянным путем к метро вдоль набережной канала Грибоедова и
пытаюсь разложить по местам перепутанные и опрокинутые утренние мысли.
Есть чем заняться: в голове неубрано, как в квартире, где только что
кончился ремонт. Повсюду занозами торчат цифры чужого (да, теперь -
чужого!) телефонного номера, и я, начав с коленопреклоненной двойки,
аккуратно выдергиваю их одну за другой. Осталась пятерка, вцепившаяся
как-то уж очень хватко, но ею можно пока пренебречь, сделать, допустим,
вид, что она ко вчерашним событиям не относится. Ну что такое пятерка, в
конце концов? Отличная, между прочим, отметка. Или вот: пять пальцев на
руке. Пятидневка. Пятый троллейбус, идущий от площади Труда мимо
Казанского собора. Не совсем ясно, при чем здесь площадь Труда, а вот
Казанский собор - это рядом, это около того нелепого места, где вчера
состоялся разговор. Хотя он как раз таки не состоялся. Но погодите, мы же
условились не думать ни о каких разговорах, цифрах и вчерашнем дне! Это,
кстати, был очень яркий день, настоящий весенний ленинградский день с
внезапно высохшим асфальтом и оглушительным солнцем... Какой дурак
придумал, что в такие дни особенно везет?..
- Совершенно незачем, нельзя ему звонить, - сказала я зданию Русского
музея и подергала пятерку, не имеющую никакого, ни малейшего отношения к
вчерашним событиям.
Мимо меня по каналу степенно двигалась одинокая треугольная льдина,
покрытая грязным снегом. Это был уже прошлогодний снег. А вчерашний день
удалялся по направлению к вечности с постоянной скоростью один час в один
час, впрочем, нет, со временем что-то произошло: за сутки, кажется, уплыла
неделя.
Льдина уплыла. Впереди, над Невским, вовсю злорадно рассиялось небо;
судя по нему, нынче не рабочий четверг, а выходной, когда все устремляются
на увлекательные загородные прогулки.
Наша комната в институте выходит окнами на юг и, конечно, сегодня
нагреется так, что дышать станет нечем. Хорошо бы плюнуть на все, включая
прошлогодний снег и пятерку, и поехать за город. Ходила бы одна по лесу...
Походишь тут - новый, а потому не в меру старательный руководитель сектора
Игорь кому-то пообещал: ил



Назад