de68495b

Катерли Нина - Сенная Площадь



Нина КАТЕРЛИ
СЕННАЯ ПЛОЩАДЬ
Посвящается М. Эфросу
"Это ведь родина. Что же ты плачешь, дурак!"
(Д. Бобышев)
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. УЖАСНЫЕ НОВОСТИ
1
Марья Сидоровна Тютина по обыкновению встала в восемь, позавтракала
геркулесовой кашей, вымыла посуду за собой и мужем и отправилась в угловой
"низок", где накануне определенно обещали с утра давать тресковое филе.
Марья Сидоровна заранее чек выбивать не стала, а заняла очередь чтобы
сперва взвесить. Отстояв пол-дня, уж пол-часа всяко, она оказалась
наконец, у прилавка, и тут эта ей сказала, что без чеков не отпускаем.
Марья Сидоровна убедительно просила все же взвесить пол кило для больного,
потому что она здесь с утра занимала, а к кассе полно народу, но
продавщица даже не стала разговаривать, взяла чек у мужчины и повернулась
задом. Из очереди на Марью Сидоровну закричали, чтоб не задерживала - всем
на работу, и тогда она пошла к кассе, сказала, что ей только доплатить и
выбила семьдесят копеек. Но к прилавку ее, несмотря на чек, не пропустили,
потому что ее очередь уже прошла, а филе идет к концу.
Когда Марья Сидоровна сказала, что она здесь стояла, то одна заявила,
что лично она никого не видела. Бывают же люди на свете! Марья Сидоровна
связываться не стала, а пошла в хвост очереди и отстояла еще двадцать
минут, а за три человека до нее треска кончилась.
2
Петр Васильевич Тютин, муж Марьи Сидоровны, пенсионер, любит читать
газеты и общественно-политические журналы, потому что он ветеран и член
партийного бюро ЖЭКа. Выходя в среду утром из дому, он взял с собой мелкие
деньги в сумке, требуемые для покупки "Недели" и "Крокодила" плюс две
копейки, чтобы позвонить в квартирную помощь и вызвать врача жене,
заболевшей нервным потрясением от вчерашнего. В телефонной будке Петр
Васильевич частично по рассеянности, а отчасти в расстройстве бросил в
щель таксофона вместо двух копеек гривенник. В поликлинике ему грубо
сказали, что невропатологи на дом не ходят, а к старше шестидесяти так уж
просто смешно, хоть стой хоть падай, а когда Петр Васильевич потом пришел
к газетному ларьку, то ему, естественно, не хватило восьми копеек и
пришлось остаться без "Крокодила".
3
Тютина Анна после окончания восьмилетки прошла по конкурсу в
газотопливный техникум, где на танцах познакомилась с волосатым Андреем,
сыном профессора из интеллигентной семьи. Непонятно, кстати, что это такое
за интеллигенты в кавычках, если сыновья у них не могут постричься, как
люди, а ходят, похожие на первобытного человека.
На последнем курсе Анна с Андреем поженились, после чего он пошел
учиться дальше, в технологический институт, к папе, Анна же была вынуждена
работать по распределению на абразивном заводе в три смены, чтобы
содержать семью, а стипендии охломон не получал из-за успеваемости,
которая, несмотря на блат, была намного ниже средней.
Родители Анны, Петр Васильевич и Марья Сидоровна, в качестве
пенсионеров не могли все время помогать молодым материально, а отец Андрея
оказался подлецом и, будучи профессором химии, не давал сыну ни копейки,
якобы из принципа - раз женился, потрудись сам себя содержать, а на
самом-то деле потому, что ненавидел невестку, считая ее и ее родителей
ниже себя. И, наверное, имел две семьи, как они все.
Закончив институт, Андрей при помощи отца все же устроился в
аспирантуру, а Анна продолжала ломить сменным мастером термического цеха,
имея к этому времени уже двух детей от трех до пяти лет.
Еще через четыре года Андрей защитил кандидатскую и стал



Назад