de68495b

Катерли Нина - Дорога



Нина Катерли
Дорога
"Дорогу осилит идущий" - так называлась вторая часть воспоминаний
Василия Ивановича Ехалова, директора завода, - ну да, на заслуженном
отдыхе, будь он неладен, но все равно о человеке следует судить по делу,
которому отдана жизнь, а не по тому, чем он занимается, когда давно
перевалило за седьмой десяток. Тут уж все вроде одинаковы... Все да не
все: кто вот вспоминает для новых поколений, как прошел ее, свою
единственную дорогу, думает, осмысливает, а кто киснет по поликлиникам,
убивает на ерунду последние дни... А если вдуматься, в жизни - все
последнее, с самого начала; что бы человек ни делал, все он делает в
первый и в последний раз. Да. А молодые теперь, бывает, хуже стариков, ни
о чем подумать не хотят, плывут по течению... Крякнул Василий Иванович,
заворочался в кресле у письменного стола, жирной чертой подчеркнул только
что выведенный заголовок. Первую часть отдал вчера соседу Галкину, тот
обещал, как прочтет, отвезти в город, машинистке.
Исполнительный мужик этот Галкин: что ни поручишь, все сделает, и
просить не надо - сам предложит. Однако главную свою просьбу к соседу
Василий Иванович пока берег и держал про себя, хотя подходило уже время, и
сколько ни думал Ехалов, а лучшей кандидатуры, чем Галкин, для выполнения
этого последнего и важного задания не находил.
Вот и те растения - название опять из головы - сосед привез откуда-то
из Хабаровского края, посадил у себя на участке и Ехаловым предложил. За
лето вымахали здоровенные плети, разрослись вокруг веранды, стало точно
как в тропическом лесу. Пес их разберет, что за растения, землю они,
говорят, осушают, да ладно о растениях, январь на дворе, снегу - по окна,
до лета еще дожить надо и все успеть оформить, как следует.
"...Осилит идущий". И точно, что идущий, тот, кто раз навсегда выбрал
себе дорогу и одолевает - ухаб за ухабом, подъем за подъемом, прямо идет,
не останавливаясь и не выглядывая обочину, где можно отсидеться и
посмотреть, куда другие пойдут. Для каждого главная его дорога - одна, и
хорошо, если кто это понимает и живет сразу набело, так что потом вот, в
семьдесят с лишним, оглянувшись назад, ни одного бы дня не вынул, ничего
не постыдился, что бы они теперь ни пытались мазать черным. Что они
понимают, молокососы, - началась бы новая жизнь, и опять бы прошел ее тем
же путем, в том же строю.
А между тем печка-то остыла, холод в комнате собачий, обеда - это уж
точно! - в доме нет, а деньги идут, уходят денежки неизвестно на что. Вот
где, например, сейчас Ванька, когда работа его в Доме быта двадцать минут
назад уже кончилась?.. "Дом быта"!.. Недоступно пониманию, с чего бы у
одного человека могли вырасти таких два разных сына. Старшим, Борисом,
можно вполне законно гордиться: все парень делает как следует, за что ни
возьмется. В сорок лет вот-вот докторскую защитит, но звание - это одно,
главное - не кем человек вырос, а каким, и не в том, конечно, дело, что
Иван работает в шараге - понятно: здоровье плохое, несчастье с юности всю
жизнь ему переломало, но почему все несчастья - на него? Почему ни семьи,
ни друзей, что в руки ни возьмет - все вкривь да вкось, тарелку разбил из
ГДР, саксонскую, а сколько их за последний хотя бы месяц, этих битых
тарелок, чашек, обгоревших кастрюль! Да где он, черт бы его побрал,
шляется? Никакого внимания к отцу, никакой заботы, мысли нет, что старый
человек целый день один дома без помощи! И не в том дело, что старый, а...
безответственность!
Запыхтел директо



Назад