de68495b

Катерли Нина - Чудовище



Нина Катерли
Чудовище
- Лучше уж пускай бы как раньше, - сказала тетя Геля и вытерла глаза.
- Как раньше?! Благодарю вас! Хорошенькое дело: "как раньше!" - так и
задохнулась Анна Львовна. - Я всю жизнь живу в этой квартире и всю жизнь
варю суп в комнате на плитке, почти не пользуюсь газом. И вынуждена была
до последнего буквально времени ходить в баню, хотя у нас есть ванна. Я
боялась лишний раз выйти в туалет, не говоря уж о том, что моя личная
жизнь...
- Нет, лучше бы как раньше, - упрямо повторила тетя Геля, - на это я
просто смотреть не могу.
Я-то лично к Чудовищу привыкла и не очень боялась его даже в детстве. Я
родилась, когда оно уже поселилось в нашей квартире, и для меня не было
ничего необычного в том, что в коридоре около ванной или в кухне можно
встретить косматое существо с одним багровым глазом посреди лба, с длинным
чешуйчатым хвостом... Да что там описывать - чудовище как чудовище, не
чудовищнее других.
Говорят, еще до моего рождения наши жильцы обращались куда-то с
заявлением, чтобы Чудовище отселили в другое место, чтобы даже
предоставили ему отдельную квартиру. Но им отказали - мол, если все
отдельные квартиры раздавать чудовищам, то куда же тогда селить
многодетные семьи, мол, чудовищ много, а квартир мало, а наш случай, они
так и сказали: "Ваш случай еще не самый тяжелый, - ни одного смертельного
исхода или тяжкого телесного повреждения".
А то, что мужа Анны Львовны на целый месяц сделали алюминиевой
кастрюлей, так это, оказывается, не тяжкое повреждение. Муж этот, говорят,
как очухался после того, что в нем месяц варили борщи и тушили мясо, так
сразу и ушел к другой, а Анна Львовна осталась одна и с тех пор не может
простить Чудовищу, что оно разбило ей жизнь. Чудовище, правда, давало
честное слово, что превратило мужа Анны Львовны в кастрюлю именно за то,
что тот каждый вечер звонил из коридора по телефону своей даме и сюсюкал с
ней, и он, дескать, все равно бы ушел, а так поневоле лишний месяц прожил
дома, хоть и в виде кастрюли.
Не знаю, чем кончилась бы эта история - Анна Львовна, говорят,
грозилась подсунуть Чудовищу в миску перегоревшую электрическую лампочку,
- но тут Чудовище надолго уехало в какую-то экспедицию с музеем этнографии
и антропологии, где служило экспонатом.
Потом история с мужем Анны Львовны как-то забылась, но у Чудовища с
возрастом стал портиться характер, и оно жильцам буквально прохода не
давало.
То приходишь в ванную комнату, а в раковине и в ванне полно лягушек и
тритонов, то вдруг все холодильники начинают противно завывать и греться и
в них закипает молоко и печется мясо, то у несчастной Анны Львовны на носу
вскакивает невероятных размеров прыщ и каждый день меняет окраску: сегодня
он синий, завтра - лиловый, а послезавтра - ядовито-зеленый.
Надо сказать, что с тетей Гелей у Чудовища были какие-то более ровные
отношения, - найдет она у себя в буфете вместо хлеба черепаху - и
радуется: "Смотрите, рептилия! Я ее сейчас отнесу в детский сад, в живой
уголок!"
Меня в детстве, как я сейчас понимаю, Чудовище просто терпеть не могло,
так я его раздражала. И тем, что с топотом бегала взад-вперед по коридору,
и что громко смеялась, и в комнату к нему любила заглядывать. Поэтому
Чудовище вечно устраивало мне ангины. Не очень тяжелые, но такие, что и не
посмеешься - голоса нет, и не побегаешь - укладывают в постель.
Когда я выросла, Чудовище одно время очень мне вредило: стоило
позвонить по телефону какому-нибудь знакомому, как оно всегда успе



Назад