de68495b

Катериничев Петр - Барс2



ПЕТР КАТЕРИНИЧЕВ .
ТРОПА БАРСА
Часть первая НАЕЗД
Глава 1
Коля Воронов отзывался на погоняло Ворон. И специальность у него была самая что
ни на есть уважаемая: карманник. Коле было тридцать семь, за спиной - две ходки,
но оба срока он хватал как водится: первый - по молодости, второй - по глупости.
Первый раз, еще в восьмидесятом, закатали двести шестую, пьяную хулиганку, с
прицепчиком; второй, в девяносто первом, - хранение и употребление. А по
основной специальности его подловить кишка тонка у мусорков.
Но поменялось все. Раньше пощипать любого лоха - и сотка, а то и две, как
здрасьте! Времена те прошли. Государство своим работягам деньги вовсе платить
перестало, так и ворам не жизнь. Думать головой надо, если она голова, а не
футбольный мяч.
Жаль, не вышел Коля ни ростом, ни сложением, про таких говорят: шибзик. А он
шибзик и был. И даже если по фирме прикинуться - все одно не проканает. Среди
богатых таким не потусуешься. Нет, кое-что на жизнь он добирал, на всяких
выставках-продажах, где публика слоняется, разинув хлебальники... На булку с
маслом добыть вполне можно.
Коля и добывал. Аккуратно платил долю в общак, прижился у одинокой бабенки в
Вишневом - до Княжинска рукой подать, ездил каждый день, как на работу; был он
тих, по-своему трудолюбив, и бабенка, Оксана, была им очень даже довольна: пил в
самую меру, на приносимые деньги дом расстраивался постепенно. Все как у людей,
Вообще-то щипачи работали бригадами, так сподручнее и риску меньше: передал
"взятку" пареньку на подхвате - и уже нет статьи, и не докажешь! Но Воронин
любил работать сам, один. Интереснее ему так было, что ли? Он бы и объяснить не
смог.
Правда, порой тоска брала. Не чтобы с чего-то особого, а так, по жизни; ударялся
Ворон по кабакам, просаживал денег немерено, пил, кутевал с прошмандовками...
Это был у него вроде как отпуск. А потом опять к той же размеренной и
неторопливой жизни. Да и чего еще надо человеку? Иметь на хлеб с маслом, теплую
да незлобивую бабу под боком да несильно борзеть, чтобы опять небо в клеточку не
высветилось да баланда в алюминиевой миске перед рожей не замаячила. Нет, жизнью
своей Коля Воронин был доволен. Почти.
А "почти" заключалось вот в чем. Была у него мечта. Верил Коля в свой воровской
фарт, искренне верил, по-серьезному, как игрок. И тихо порой шептал что-то, как
молился на везенье, и ждал то особое ощущение, когда знаешь - сейчас, сейчас
попрет карта, и готов был все и вся запродать за такой вот момент и забывал, на
том он свете или на этом... И вообще, работа у него была такая, что... Нет, кто
не испытывал, никогда не поймет! Когда возвращался домой, да взбирался на бабу,
да та стонала под ним как заведенная... Как оглядывала потом Оксана его хлипкую
"хвактуру" да говаривала: "И откуда что берется? Доходяга доходягой, а жрешь за
троих и "паришь" за семерых". Он отвечал просто: "Маленькая блоха больнее
кусается", а сам-то знал: после пережитого волнения, азарта, когда вот, могли за
руку схватить, и вообще... После этого разрядка нужна. И он ее имел.
Но мечта есть мечта. Это почти святое. Ворону хотелось фарта, настоящего фарта,
чтобы уши торчком. И еще - хотелось славы. Нет, он не завидовал ни этим качалам,
"мясу", торпедам, живущим так удало и так недолго, ни авторитетам крутым из
воров - сам понимал, до таких верхов и тронов у него и характеру маловато, и
умишко не сфурычит. Сейчас такая крутизна пошла, что умища иметь нужно пуд. Это
тебе не царем или там президентом, тут ес



Назад