de68495b

Катаев Валентин - Вещи



Валентин Катаев
ВЕЩИ
Жоржик и Шурка вступили в законный брак по страстной взаимной любви в
мае месяце. Погода была прекрасная. Торопливо выслушав не слишком длинную
поздравительную речь, заведующего столом браков, молодые вышли из загса на
улицу.
- Теперь куда ж? - спросил долговязый, узкогрудый и смирный Жоржик,
искоса взглянув на Шурку.
Она прижалась к нему, большая, красивая, горячая, как печь, щекотнула
его ухо веточкой черемухи, вставленной в жидкие волосы, и, страстно раздув
нос, шепнула:
- На Сухаревку. Вещи покупать. Куда ж?
- Обзаводиться, стало быть, - глупо улыбаясь, сказал он, поправил на
макушке люстриновую кепку с пуговкой, и они пошли.
На Сухаревке гулял пыльный ветер. Прозрачные шарфы тошнотворных
анилиновых цветов струились над ларьками в сухом, шелковом воздухе. В
музыкальном ряду, перебивая друг друга, порнографическими голосами кричали
граммофоны.
Кривое солнце ртутно покачивалось в колеблющемся от ветра зеркале.
Зловещие ткани и дикой красоты вещи окружили молодых.
На щеках у Шурки выступил разливной румянец. Лоб отсырел. Черемуха
выпала из растрепавшихся волос. Глаза стали круглые и пегие. Она схватила
Жоржика пылающей рукой за локоть и, закусив толстые потрескавшиеся губы,
потащила по рынку.
- Сперва одеяла... - сказала она, задыхаясь, - одеяла сперва...
Оглушенные воплями продавцов, они быстро купили два стеганых, страшно
тяжелых, толстых, квадратных одеяла, слишком широких, но недостаточно
длинных. Одно - пронзительнокирпичное, другое - погребально-лиловое.
- Калоши теперь, - пробормотала она, обдавая мужа горячим дыханием. -
На красной подкладке... С буквами... Чтобы не сперли...
Они купили калоши. Две пары. На малиновой подкладке.
Мужские и дамские. С буквами.
Шуркины глаза подернулись сизой пленкой.
- Полотенце теперь... с петухами... - почти простонала она, кладя
голову на плечо мужа.
Кроме полотенца с петухами, были куплены также четыре пододеяльника,
будильник, отрез бумазеи, волнистое зеркало, коврик с тигром, два красивых
стула, сплошь утыканных гвоздями с медными шляпками, и несколько мотков
шерсти.
Хотели еще купить железную кровать с шарами и кое-что другое, но не
хватило денег.
Они пришли домой, нагруженные вещами. Жоржик нес стулья, подбородком
поддерживая скатанные одеяла. Мокрый чуб налип на побелевший лоб. Испарина
покрывала разрисованные тонким румянцем щеки. Под глазами лежали
фиолетовые тени. Полуоткрытый рот обнажал нездоровые зубы.
Придя в холодную комнату, он блаженно скинул кепку и трудно закашлялся.
Она бросила вещи на его холостую постель, оглядела комнату и, в припадке
девичьей стыдливости, легонько хлопнула его своей большой, грубой ладонью
меж лопаток.
- Ну, ты, не очень тут у меня кашляй, - притворно сердито крикнула она,
- а то, гляди, я из тебя живо чахотку выколочу!.. Определенный факт! - и
потерлась тугой щекой об его костлявое плечо.
Вечером пришли гости и был свадебный пир. Гости с уважением осмотрели и
потрогали новые вещи, похвалили, чинно выпили две бутылки водки, закусили
пирогами, потанцевали под гармонику и вскоре разошлись. Все честь по
чести. Даже соседи удивлялись па такую вполне приличную свадьбу, без
поножовщины.
По уходе гостей Шурка и Жоржик еще раз полюбовались вещами, затем она
аккуратно прикрыла новые стулья газетами, прочее, в том числе и одеяла,
уложила в сундук, сверху устроила, буквами вверх, калоши и замкнула на
замок.
Среди ночи Шурка проснулась и, мучимая тайными желаниями, разбудила
мужа.
- С



Назад