de68495b

Кассиль Лев - Все Вернется



Лев Абрамович Кассиль
ВСЕ ВЕРНЕТСЯ
Человек забыл все. Кто он? Откуда? Ничего не было - ни имени, ни
прошлого. Сумрак, густой и вязкий, обволакивал его сознание. Окружающие
не могли помочь ему. Они сами ничего не знали о раненом. Его подобрали в
одном из районов, очищенных от немцев; его нашли в промерзшем подвале
тяжело избитым, метавшимся в бреду. Документов при нем не оказалось.
Раненые красноармейцы, брошенные немцами в один подвал вместе с ним,
тоже не знали, кто он такой... Его отправили с эшелоном в глубокий тыл,
поместили там в госпиталь. На пятый день, еще в дороге, он пришел в
себя. Но когда спросили его, из какой он части, как его фамилия, он
растерянно оглядел сестер и военврача, так напряженно свел брови, что
побелела кожа в морщине на лбу, и проговорил вдруг глухо, медленно и
безнадежно:
- Не знаю я ничего... забыл я все. Это что же такое, товарищи? А,
доктор? Как же теперь? Куда ж делось все? Запамятовал все как есть...
Как же теперь?..
Он беспомощно посмотрел на доктора, схватился обеими руками за
стриженую голову, нащупал бинт и боязливо отнял руки.
- Ну, выскочило, все как есть выскочило. Вот вертится тут,- он
покрутил пальцем перед своим лбом,- а как к нему повернешься, так оно и
уплывет... Что же это со мной сделалось, доктор?
- Вы успокойтесь, успокойтесь,- стал уговаривать его молодой врач
Аркадий Львович и подал знак сестре, чтобы та вышла,- все пройдет, все
вспомните, все вернется. Только не волноваться, не волноваться. Оставьте
свою голову в покое, дадим отпуск памяти. А пока, разрешите, мы вас
зачислим товарищем Непомнящим. Можно?
Так и над койкой надписали: "Непомнящий. Ранение головы, повреждение
затылочной кости, многоместные ушибы тела..."
Молодого врача очень заинтересовал редкий случай такого тяжелого
поражения памяти. Он внимательно следил за Непомнящим. Как терпеливый
следопыт, он по отрывочным словам больного, по рассказам раненых,
подобранных вместе с ним, постепенно добрался до истоков болезни.
- Это человек с огромной волей,- говорил врач начальнику госпиталя.-
Я понимаю, как все это произошло. Немцы его допрашивали, пытали. А он
ничего не хотел сообщить им. Он старался как бы забыть все, что ему было
известно. Характерно: один из красноармейцев, из тех, что были при том
допросе, рассказал потом, что Непомнящий так и отвечал немцам: "Ничего
не знаю. Не помню..." Дело рисуется мне в таком виде: он запер на ключ
свою память в тот час и ключ закинул подальше. Он заставил себя на
допросе забыть все, что могло интересовать немцев, все, что он знал. Но
его безжалостно били по голове и на самом деле отшибли память. В
результате - полная амнезия. Но я уверен, что у него все восстановится.
Громадная воля! Она заперла память на ключ, она и отомкнет ее.
Молодой врач подолгу беседовал с Непомнящим. Он осторожно переводил
разговор на темы, которые могли бы что-то напомнить больному. Он говорил
о женах, которые писали другим раненым, рассказывал о детях. Но
Непомнящий оставался безучастным. Иногда в памяти оживала острая боль,
которая вспыхивала в перебитых суставах. Боль возвращала его к чему-то,
не совсем забытому. Он видел перед собой тускло светящую лампочку в
избе, вспоминал, что у него о чем-то упорно и жестоко допытывались, а он
не отвечал. И его били, били... Но, как только он пытался
сосредоточиться, эта сцена, слабо освещенная в сознании огоньком
коптящей лампы, разом туманилась, все оставалось неразглядимым,
сдвигалось куда-то в сторону от сознания,



Назад