de68495b

Кассиль Лев - Черемыш Брат Героя



Лев Кассиль
Черемыш брат героя
Оглавление:
В классе новенький!
Брат, того самого...
Военлет Черемыш
Класс и его родственники
Вольные хоккеисты
Испытaнue
Кандидат
Вызов принят
Встреча
Тайна раскрывается
Свои и посторонние
На исадах
Матч
Поражение
Мяч выходит из игры
Братишка
Задачка peшена
В классе новенький!
В новичке не было ничего примечательного. Мальчик как мальчик.Невзрачный
такой. Лобастый и накоротко стриженный. Но с виду не тихий. Смотрит ровно,
напрямик. Уставится - так не переглядишь, сам сморгнешь.
Пришел он в школу вместе с детдомовскими. Однако одет в свое. Гимнастерка
на военный лад. Но заметно, что сшита на другого. Рукава подвернуты. Воротник
вокруг шеи - как обруч на палке. На воротнике голубые полоски.
- Под летчика вырядился, фы!.. Нацепил петлички! - фыркнул толстый
пучеглазый Федя Плинтусов, которого в классе звали просто Плинтус.
На партах хихикнули.
Новенький внимательно посмотрел на толстяка и вдруг смешно надул щеки.
Плинтус моргнул, засопел и разинул рот. Но тотчас же, поперхнувшись,
закрыл его.
- Скушал на здоровье, - сказал новичок, усаживаясь на заднюю парту, где
было свободное место, рядом с молчаливым Колей Званцевым - тоже из детского
дома.
Тихонький Званцев почему-то сразу заважничал и поглядывал теперь на класс
так, будто узнал что-то очень интересное...
Звонок уже был, но в классе еще не угомонились - от крика и возни парты
ходуном ходили. Ребята всем своим видом давали понять, что им дела нет до
новичка. На него будто и внимания не обратили. Но всем хотелось показать себя
новенькому с лучшей стороны. Поэтому девочки бегали вокруг парт, старательно
визжа. А мальчики, схватившись у доски, тузили друг друга с преувеличенным
рвением.
Упрямый новичок должен был видеть, что попал в класс отчаянный...
Но тут в дверь, сам себя нахлестывая ремнем, влетел с прискоком высокий
чернявый мальчик. Между носом и оттопыренной верхней губой у него были зажаты
две гусиные кисточки для красок. Они торчали, как усы. Чернявый и плечи даже
держал так, словно за ними распласталась на скаку бурка.
- По коням! - закричал чернявый.
И все кинулись за парты.
Вошла учительница. Волосы у нее были седые, собранные в большой узел на
затылке. Но сама она двигалась легко, и походка у нее была совсем девичья.
Класс вскочил ладно и вдруг. По тому, с каким удо- вольствием и треском
выполнен был закон встречи, можно было догадаться, что учительница строга, но
любима.
- Доброе утро! - сказала учительница таким неожиданно молодым голосом, что
новичок вскинул на нее удивленные глаза.
- Драссте, Докия Ласьна!.. Здравствуйте, Евдокия Власьевна! - хором
закричал класс. - А у нас новенький в классе!
- Знаю, знаю, садитесь! - Она стояла, опершись ладонями о край стола,
закинув голову, словно волосы оттягивали ее назад, и оглядывала класс. -
Садитесь, садитесь! - повторяла она.
Все опустились на места.
Но когда Евдокия Власьевна стала спрашивать фамилию новенького, чтобы
занести в журнал, и новичок поднялся на задней парте и назвал себя, весь класс
всколыхнулся...
- Черемыш, - негромко, но внятно произнес новичок. - Черемыш Геннадий, -
отчетливо повторил он.
И, за исключением детдомовских, которые теперь торжествующе оглядывали
класс, все разом обернулись к задней парте.
- Черемыш?!
- У, какая у тебя фамилия знаменитая! - сказала Евдокия Власьевна. - Не
родственник тому? - Она показала пальцем на потолок.
- Это мой брат, - ответил мальчик, потупившись, и так зарумянился, что



Назад