de68495b

Касянич Юрий - Сауна



Юрий КАСЯНИЧ
САУНА
За пыльным окном московской квартиры неторопливо и уверенно прибывал
утренний свет. На карнизе лениво шуршали блеклые, отсыревшие за ночь
воробьи. Свет попадал в комнату сквозь крупные ячейки тюля, похожего на
рыболовную сеть, все острее обозначая детали обстановки - так инженер по
свету во время спектакля, постепенно перемещая движок реостата, неспешно
обнажает утлы декорации, поначалу растворенные в сумраке сцены.
На подоконнике, напоминая осьминога, голодно прилипшего к стеклу
аквариума, произрастал жирный самоуверенный куст алоэ. Трюмо перестало
казаться сомнительным мерцающим призраком и отразило ореховую громаду
шкафа, тускло светясь пожилой амальгамой. В углу, рядом с абрикосовой
полусферой модного торшера, стояла новая полированная кровать.
На кровати, среди складок голубого с розовыми цветочками
пододеяльника, спала женщина. Ее не очень красивое, отмеченное годами лицо
с тонкими полукружиями выщипанных бровей, обесцвеченными помадой губами и
усталой от частой гримировки кожей еще пребывало во власти сна. Но оно уже
приобрело то жалобное выражение, которое возникает, когда сон покидает
тело. Протяжно зевнув, женщина проснулась. Звали ее Марина Полубоярова.
Она работала актрисой в не очень популярном среди столичных снобов театре,
который поэтому относительно легко был доступен для транзитников.
Марина приподнялась на локте, потянулась. Раздался треск разрываемой
ткани. Марина вздрогнула, окончательно проснулась и стала ощупывать ночную
сорочку, ища разрыв.
Вдруг она резко сбросила одеяло, ступнями нашарила на полу теплые с
опушкой из оленьего меха комнатные тапочки и, путаясь в длинной сорочке,
помчалась на кухню.
Ей почудилось, что в кухне течет вода.
В последнее время ей часто казалось, что она слышит шелестящий звук
воды, змеино текущей из крана. Но всякий раз, влетая в кухню, она
обнаруживала, что все в порядке. Она сокрушенно глядела на молчащий кран,
а потом начинала опасливо ходить по квартире, подозрительно осматривая
углы.
Вот и сейчас всполошилась зря. "Галлюцинации... Наверно, с ума
схожу, - равнодушно подумала Марина. - Одиночество способствует".
После бурного и короткого, как летняя гроза, брака с Сергеем
Молчановым, и особенно после внезапной смерти дочери - чудесной веселой
Машки - от перитонита, Марина твердо решила жить одна. Прохладные романы,
недолгие, как альпийское лето, не задевали ее сердца. "Не вымирать же", -
усмехалась она.
В коридоре она взглянула в зеркало и что-то странное почудилось ей в
отражении. Она приблизилась к зеркалу и внимательно вгляделась в него.
Там, за гладкой прохладной поверхностью, за ее собственным отражением, в
неясной дымке, ей вдруг увиделась немолодая женщина, сидящая в
кресле-качалке у камина и греющая руки у огня. Видение длилось какой-то
миг, потом оно стало растворяться, как мираж, в потустороннем тумане -
сначала погас камин, блики ушли с лица той женщины и черты ее стали
неразличимы, потом она исчезла, и в зеркале отразились серо-голубые обои,
которыми были оклеены стены в прихожей.
Марина в отчаянии подумала: "В самом деле, что это со мной
происходит?" Она подняла подбородок, придирчиво осмотрела кожу на шее и
осталась довольна. У нее были не очень крупные, но выразительные серые
глаза, которые при хорошем макияже выручали во время кинопроб.
Она положила ладони на затылок, запустила пальцы в свои пышные
каштановые волосы и высоко подняла их над головой.
Подчинившись какому-то внутреннему импульсу, е



Назад