de68495b

Карышев Валерий - Записки 'бандитского Адвоката'



ВАЛЕРИЙ КАРЫШЕВ
ЗАПИСКИ "БАНДИТСКОГО АДВОКАТА"
Закулисная жизнь братвы глазами "защитника мафии"
Вместо предисловия
"ПУБЛИКУ Я ЗАЩИЩАЛ ЛИХУЮ"
- ...Вы давно у нас "под колпаком", и ваши телефонные переговоры и
встречи мы контролируем. Есть видеозаписи, которые свидетельствуют о ва-
ших связях с организованной преступностью...
Вот так-то, ни более, ни менее. И услышал я такой себе "приговор" от
руоповца во время моего первого и, к сожалению, не последнего допроса в
сером здании на Шаболовке.
- Надеюсь, вы не станете отрицать этого факта? - продолжил следова-
тель.
- Да, я в самом деле связан с организованной преступностью. - И я вы-
держал паузу, вглядываясь в следователя и оперативников, присутствовав-
ших в кабинете. - Да, связан настолько же, насколько и вы, такая уж у
нас с вами профессия...
- Нечего нам голову морочить, каждый оперативник знает, что вы числи-
тесь в "черных списках" всех наших спецслужб как "бандитский адвокат"...
После нескольких часов профилактической беседы с руоповцами я сделал
для себя любопытное открытие: по мнению правоохранительных органов, я,
оказывается, "бандитский адвокат", обслуживающий киллеров, рэкетиров.
Спустя некоторое время я уточнил у знакомого фээсбэшника, что у
спецслужб, ведущих борьбу с организованной преступностью, действительно
имеется "черный список" адвокатов, защищающих лидеров криминального ми-
ра. Список небольшой, всего 12-14 имен, а моей скромной персоне отводи-
лось место аж в первых рядах.
Да что правоохранительные органы, когда люди гражданские всякий раз
спрашивают: как же вы так можете защищать заведомых негодяев? И всякий
раз если и не отвечаешь, то невольно думаешь: ну почему никто не спраши-
вает врача-проктолога, как он может каждый день заглядывать в десятки
человеческих задниц? Да, публику я защищал лихую. Но почему так огульно
- негодяев, да еще заведомых? А почему не просто людей, оступившихся,
очутившихся на скамье подсудимых и, по сути, ничем не отличающихся от
других? Во всяком случае, для нас, для адвокатов. Обвиняемый оказывается
одинок перед обществом, государством, законом - и особенно остро нужда-
ется в поддержке и защите, независимо от того, как и в чем он провинил-
ся. Адвокат не только по роду своей службы, но и как человек, пожалуй,
становится для него единственным подспорьем, соломинкой... Напрашивается
еще одно сравнение. Священник ведь готов выслушать любую исповедь, любое
раскаяние, независимо от степени прегрешения, и кем бы ни был его прихо-
жанин, позволяет ему облегчить душу...
Конечно, рисковая, опасная адвокатская наша профессия. И подспудно, и
осознанно постоянно чувствуешь себя на грани между государством и крими-
налитетом - не слишком комфортно жить между этих двух баррикад, придер-
живаясь и буквы закона, и выполняя своего рода гуманную миссию. При этом
всегда помнишь, что надо соблюдать равновесие. При этом повторять адво-
катскую присказку: "меньше знаешь - спокойно спишь".
Так что же в таком случае подтолкнуло меня "расколоться" да написать
свои современные мемуары?
Моих подзащитных правоохранительные органы, а с их подачи и вы, доро-
гие читатели, причисляете к ворам в законе, авторитетам, боевикам, рэке-
тирам, то есть к представителям так называемой организованной преступ-
ности. Статей, книг, фильмов о них более чем достаточно. Однако жизнь и
деяния их, как мне кажется, высвечены несколько однобоко и отстранение,
недостает хотя бы чуточку иного взгляда, а голосов или хотя бы отголос-



Назад