de68495b

Карпущенко Сергей - Скрипка Синьора Орланди



Сергей Карпущенко
СКРИПКА СИНЬОРА ОРЛАНДИ
Роман
1
РАБОТАТЬ НА "КЛАДБИЩЕ ЗВУКОВ"
...Открыть глаза было так трудно, будто веки кто-то незаметно пришил к
щекам или, по крайней мере, смазал клеем "Спрут". Когда же Володя наконец
разлепил глаза, то понял, что лежит на спине - его взгляд упирался в
потолок со светильником, откуда-то сверху на него смотрели хмурые лица с
какими-то огромными, вытянутыми, наподобие вороньих клювов, носами. Губы
смотрящих на него людей шевелились, но смысл их слов проникал в сознание,
точно пробиваясь сквозь толстую преграду
- Вот... открыл... - слышал Володя.
- Взял...
- Украл...
- Говорили... таких молоденьких...
- Да, нельзя было...
Володя стал припоминать, как могло случиться, что он лежит здесь, на
полу, попытался сообразить, кто эти люди с вороньими клювами, но он ничего
не вспомнил, потому что его охватил озноб, и в мозг проник, как длинный
клинок кинжала, тот самый звук, в глазах стало темнеть, как тогда, и он,
теряя сознание, только и сумел спросить резиновыми, непослушными губами:
- А скрипка... где?
* * *
- Ну, милые мужички мои, необразованные, неотесанные! Знаете вы
название хоть одного китайского музыкального инструмента? Ничегошеньки-то
вы не знаете, а я - знаю: цинь, пипа, тамбула, лавабо, сансянь, цисяньцинь
- это все струнные смычковые! Духовые - шен, юэ, чжи, дачунку, мунчуку,
телин, паламан! Ударные назвать?
Все это мама говорила Володе и отцу, когда они сидели за обеденным
столом, и "мужички" смотрели на упивающуюся собственной эрудицией, всегда
красивую и живую мать и жену разинув рот.
- Ударные не называй, - решительно заявил отец. - Я сам знаю -
барабан, например!
- Сам ты барабан, - насмешливо ответила мама, а потом продолжила
серьезным тоном: - Это я вам про китайские инструменты не случайно
рассказывать стала. Скоро, Володя, если не откажешься, тебе доведется не
только узнать о всяких цисяньцинах и хунцинях больше, чем знаю я, но и
увидеть их своими глазами, даже стереть с них пыль.
- Как это так? - не понял Володя, евший булку с молоком. - В Китай,
что ли, поеду?
- Нет, стоит только переехать через мост, и ты окажешься в царстве
музыкальных инструментов, или... на кладбище звуков, как хочешь называй это
место.
- Ничего себе! - удивился папа. - Да что это за место чудное, Вика,
расскажи! И почему именно Володька должен там оказаться? А я?
- Место это - Музей музыкальных инструментов, - несколько свысока
глядя на папу, сказала мама (так, впрочем, она смотрела на него почти
всегда). - А попадет туда Володя потому, что там на июль и, возможно, на
август требуется работник. Работа нехитрая - нужно разобрать в музейном
архиве кое-какие документы, рассортировать их, помочь
бабушкам-смотрительницам на экспозиции. Все это не за спасибо, понятно, -
заплатят деньги, пятьсот рублей. Меня в институте вчера спросили,
согласится ли сын поработать, но я сказала, что отвечу через пару дней -
Володя совершенно не любит серьезную музыку, да и музыку вообще, кроме
"Алисы", конечно... - И мама продолжила трапезу, стараясь не замечать
надувшегося от обиды Володю.
- С чего это ты решила, будто я не люблю музыку? - наконец произнес
он. - Я хочу работать в этом музее, да и деньги мне не помешают. Ты же
оставишь их мне? - И Володя с надеждой посмотрел на мать - у него никогда
не было пятисот рублей, а хотелось купить так много!
- Ладно, владей! - ответила мать. - Только их вначале нужно
заработать. Я предложила тебе это место вовсе не из-за денег. У



Назад